Глава, от которых покоробит эстетов

Первый вопрос, с которым мать обращается к врачу или акушеру: «Мальчик или девочка?» — сменяется вторым: «Все ли у него (или у нее) в порядке?» А если не в порядке? Тератология (от греч, слова «тератос»- урод) описывает и изучает случаи «нарушения порядка» с олимпийским спокойствием. Но кто из нас нё содрогался от ужаса, читая о Квазимодо, или не сопереживал страданиям Гуинплёна, «человека, который смеется», обезображенного в детстве компрачикосами? Иногда художественная литература знакомила нас с исповедями этих несчастных (вспомните «Бакалавра-циркача» Жюлй Валлеса или другого, фантастического, искусственно созданного жуткого гиганта из повести Мэри Шелли «Франкенштейн, или Освобожденный Прометей»). Издавна тех, кто слишком резко выделялся своим внешним обликом, травили, дразнили, били, изгоняли из семьи, показывали за деньги в цирках. Они были обязательной составной частью почти каждой бродячей труппы, так как приносили ей доход. Люди, как ни странно, любили созерцать уродство не меньше (если не больше), чем прекрасное. Великие гуманисты прошлого, раскрывая духовный мир несчастных, показывая участие fifa manager в кубках благородных, добрых людей, изменяли к ним отношение. Они заставляли стать добрее и лучше. Вот несколько строк из «Собора Парижской богоматери» Виктора Гюго: «…Клод обратил внимание на группу старух, визжавших вокруг яслей для подкидышей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *